Екатеринбург за свободу!

БИТВА ЗА СКВЕР глазами очевидца

Флешмоб в сквере 15 мая 2019 г.

Конфликт памяти

В Екатеринбурге с 2010 года потерпела неудачу уже третья попытка восстановить Екатерининский собор, впервые заложенный на левом берегу реки Исети в далеком 1723 году, и взорванный большевиками в марте 1930-го. Если бы собор сохранился, то, без сомнения, сейчас он был бы памятником архитектуры.

На месте взорванного собора сейчас располагается площадь Труда, в центре которой находится фонтан “Каменный цветок”, выполненный в стиле конструктивизма. Фонтан — тоже своего рода памятник, но уже — совсем другой эпохе. В 1998 году рядом с фонтаном поставили каменную часовню во имя святой великомученицы Екатерины. А в 2010 году было объявлено о намерении восстановить собор. Однако все попытки соорудить еще один православный храм в центре города систематически наталкивались на массовые протесты граждан. 

Сперва предполагалось построить собор на историческом месте, а фонтан снести. На митинг в защиту «Каменного цветка», организованный тогдашним депутатом гордумы Леонидом Волковым вышли примерно 6000 человек, после чего цековь отказалась от планов перестраивать площадь Труда и сосредоточилась на идее строительства храма на насыпном острове прямо в акватории городского пруда. Тогда для предотвращения этого строительства горожане создали инициативную группу «Комитет городского пруда».

Кампания по спасению пруда проходила в 2016-17 годах. К этому моменту в России уже было существенно ужесточено законодательство о собраниях. Согласовать митинг, неугодный властям, стало практически невозможно. Поэтому “Комитет Городского пруда” проводил не митинги, а прогулки и флешмобы. Граждане назвали их “обнимашками.” Участники флешмоба, взявшись за руки, выстраивались цепочкой вдоль берега, как бы заключая в свои объятия всю акваторию пруда.

На “обнимашки” регулярно выходило не менее тысячи человек. В итоге, власти перенесли место строительства храма на Октябрьскую площадь.

Но идея застроить сквер, который уже стал культовым местом отдыха горожан, тоже не встретила понимания в обществе. В защиту сквера выступил екатеринбургский штаб Алексея Навального и инициативная группа “Парки и скверы Екатеринбурга”.

Горожане, которые раньше обнимали пруд, теперь выходили обнимать сквер. Тем временем подготовка к строительству. шла полным ходом.

Гордума лишила территорию сквера природоохранного статуса и перевела ее в земли религиозного назначения, областная администрация сдала территорию сквера в аренду будущему застройщику — “Фонду святой Екатерины”. Вволонтёры Штаба Навального обратились в Гордуму с предложением решить вопрос о месте строительства собора путем референдума. Активисты группы “Парки и скверы Екатеринбурга” попытались оспорить в суде изменение статуса территории сквера на земли религиозного назначения. Но ни суд, ни городские депутаты мнение горожан учесть не захотели. Казалось, ничего уже изменить нельзя.

“Люди повалили забор, а потом стали петь и танцевать”

13 мая вокруг сквера поставили проволочный забор, и этот забор стал последней каплей. В сквере начались стихийные протесты противников застройки, которые продолжались целую рабочую неделю с 14 по 17 мая. Территорию стройки охранял ЧОП и бойцы “Академии единоборств” РМК. В первую ночь противостояния полиция не особо вмешивалась в стычки между защитниками стройки и горожанами. Горожане повалили проволочный забор, утопив некоторые его секции в городском пруду.

Вадим Панков. Фото Елена Кораблева

Активист Вадим Панков, который находился в сквере в этот период практически ежедневно, так описал свои впечатления от первого дня протестов:

      Я видел, что все брошено на самотек. В первый день полицейские только строили суровые рожи и держали забор, они там бегали, как мыши в клетке, но их реально было мало — то там подергают, то здесь подопрут. Когда народ стал прибывать, полицейские демонстративно достали автоматы, надели каски, пока еще забор стоял. Потом люди забор повалили, полицейские сняли каски, убрали автоматы — и уехали. Часть протестующих ушла, другая включила звукоусиливающую аппаратуру и стала петь и танцевать. ЧОПовцы сгрудились вокруг своей палатки. Потом в чатах пошли фото, что в разных местах начали группироваться люди спортивного телосложения. Их становилось больше. Они соединились и кричали “Мы за храм!” и вместе с ЧОПом стали всех оттеснять. Оттеснили всех вправо-вправо-вправо и стали поднимать забор. “Кто к забору подойдет — упадет” — кричали они. Часть людей осталась внутри забора. Потом я в чате увидел видео, как один спортсмен распылил газовый баллончик и просто отшвырнул полицейского офицера. Я про себя подумал: “Раз вы им позволяете самоуправство — ну что, сами и получаете за это от них!”

На следующий день, 14 мая, губернатор Евгений Куйвашев пригласил сторонников и противников строительства храма на набережной в свою резиденцию для переговоров. Активисты группы “Парки и скверы Екатеринбурга” Анна Балтина и Ксения Бакланова просили заморозить стройку, убрать забор и попробовать найти компромисс, но губернатор Куйвашев дал понять, что стройку останавливать никто не будет. Зато власти пообещали горожанам новый сквер в новом месте.

После этой встречи глава региона был уверен, что горожане разойдутся по домам. Но вечером они снова пришли в сквер. Противостояние продолжилось.

      Самый жаркий день противостояния — это был вторник 14 мая, — говорит Вадим Панков. Ажиотаж подогревался новостями и видеосюжетами, народу стало безусловно больше прямо на глазах. Спортсменов из сквера убрали, но там были ЧОП, ОМОН и Росгвардия.

В эту и две последующие ночи бойцы ОМОН разгоняли протестующих, применяя силу.

      За два года существования Штаба Навального в Екатеринбурге я хорошо познакомился с его волонтерами, — рассказывает Панков. — Но в те дни я увидел в сквере много совершенно незнакомых молодых лиц, явно не из штаба. Я понял, что мы этих ребят не знаем, это какая-то параллельная молодежная самоорганизация. У них сначала был просто азарт. Затем, когда ОМОН перешел в наступление и начались избиения дубинками, молодежи это вообще показалось диким. Когда противостояние дошло до точки — я наблюдал, как у этих ребят в глазах возникают ужас и ненависть…Там, конечно, были люди всех возрастов, не только молодые. И всех этих людей жестокое обращение со стороны бойцов ОМОНа вообще не останавливало, а только разжигало гнев. Злость закипела, и они перестали бояться. Я видел, как защитники сквера и ОМОН выстроились в цепочки и идут стенка на стенку… Правильно говорит Ройзман — до искры там оставалось чуть-чуть.

Вадим считает, что только благодаря резонансу в СМИ местные власти, наконец, обратили внимание на протест и отыграли назад, иначе последствия могли оказаться непредсказуемы.

  Меня очень тревожит вот эта абсолютная импотенция нашей власти: они послали ОМОН лупить протестующих, не отдавая себе отчет в последствиях, — заключил Вадим.

Анна Балтина и адвокат Ирина Ручко в коридоре суда. Фото В. Башков

15 мая, на следующий день после встречи с губернатором, участники этой встречи со стороны защитников сквера Анна Балтина и Виктор Бармин были вызваны в полицию. В отношении одного из лидеров группы “Парки и скверы Екатеринбурга” Анны Балтиной составили административный протокол за призыв погулять по скверу, опубликованный в ее фейсбуке. Позже девушку признали организатором несанкционированного митинга и оштрафовали на 20 000 рублей.

16 мая резонанс из Екатеринбурга докатился до Кремля. В ситуацию вмешался президент Владимир Путин, который предложил для решения конфликта провести опрос среди “жителей микрорайона” и выяснить, кто же в большинстве — сторонники храма, или сквера.

— Главное — я еще больше убедился, что вся эта вертикаль власти абсолютно не работает, — говорит Вадим Панков. — То есть, она работает, только чтобы услышать, чего хочет наш президент, или как его назвать — царь, хозяин… Вот он сказал про опрос — и понеслось, все переобулись тут же в воздухе. А людей на земле наши руководители вообще не слышат.

По мнению Вадима, отрыв городского и регионального руководства от реальных нужд горожан происходит из-за того, что ни губернатор, ни действующий мэр Александр Высокинский не избирались гражданами на честных выборах.

В тот же вечер сразу два мэра Екатеринбурга — Александр Высокинский (ныне действующий глава Гордумы) и Евгений Ройзман (мэр Екатеринбурга с 2013 по 2018 гг) впервые вышли к протестующим. Ради визита Высокинского в сквере заранее поставили металлоискатели, начали досматривать входящих и изымать опасные предметы. Действующий мэр пообещал заморозить стройку, а затем предложил протестующим выбрать 30 человек для переговоров, которых он готов пригласить к себе в мэрию в ближайшую субботу.

      Это были две контрастные фигуры, и два разных отношения горожан, — говорит Вадим. — Вот пришел Высокинский. Я был от него метрах в четырех-пяти, но я вообще не слышал, что он там пытается говорить: этот гул, свист, “Мы тебя не выбирали”, “В отставку!” “Позор!”- кричали ему. Высокинский пытался сделать хорошую мину, и, улыбаясь, продолжал повторять что-то свое, но это была жалкая картина. Это как знак качества ему поставили. Охранники с трудом пробивали ему дорогу, он пришел под крики “Позор”, и уходил под них же. Параллельно я услышал, как люди скандировали: “Ройзман! Ройзман!” И постепенно толпа от Высокинского перетекла к Ройзману.

Как пишут СМИ и сообщают очевидцы, встреча горожан с Ройзманом проходила в другой атмосфере. Ройзман говорил, а его старались услышать. Евгений Ройзман обвинил во всем происходящем губернатора, который, по его словам, расплатился с олигархами “за оказанные ему личные услуги нашей общей территорией”. Ройзман уточнил, что, по его мнению, услуги Евгению Куйвашеву были оказаны во время выборов.

После заявления Высокинского о возможной заморозке стройки градус напряжения в сквере заметно понизился, впервые за последнюю неделю большинство протестующих разошлись еще до полуночи.

Встреча горожан с мэром была назначена на утро субботы 18 мая. На встрече с мэром горожане настаивали на проведении референдума, а мэр уговаривал их согласиться на опрос. В переговорах участвовало 59 защитников сквера. И, хотя никакой предварительной организационной работы по подготовке к переговорам не проводилось, граждане оказались единодушны и дружно требовали проведения референдума.

Комитет спасения сквера

После встречи с мэром горожане объединились в инициативную группу “Комитет спасения сквера”. Группа ставит своей целью добиться проведения референдума по вопросу строительства в городе кафедрального собора. Ее неформальным лидером считается юрист Иван Волков.

Комитет собирается почти ежедневно в Ельцин-центре, в кафе “1991”. Участники уже написали письмо митрополиту Кириллу с просьбой о личной встрече, и сейчас готовятся подать в Гордуму заявку на проведение референдума.

4 июня Иван Волков с несколькими единомышленниками был задержан полицией во время прогулки по скверу. Суд признал его организатором несанкционированного митинга и арестовал на 9 суток.

Тем временем забор в сквере демонтировали. Обрадованные горожане по вечерам продолжали приходить на прогулки в сквер, некоторые пели и даже танцевали.

Мэрия объявила сбор предложений о новом месте строительства кафедрального собора. Всего за несколько дней на сайт городской администрации через электронную приемную поступило более 11 тысяч обращений. Жители предложили шестьдесят разных площадок, из которых теперь экспертам предстоит отобрать пять вариантов для проведения опроса.

Быть или не быть скверу в опросном листе?

22 мая были опубликованы результаты исследования ВЦИОМ. 74% горожан заявили, что считают место строительства храма в сквере у Театра драмы неудачным. Тогда губернатор Евгений Куйвашев попросил исключить сквер на набережной из готовящегося опроса, а сам надолго пропал из публичного пространства. Мэр Александр Высокинский, в пику губернатору, продолжает настаивать на сохранении спорной площадки в опросном листе.

Администрация Екатеринбурга сообщила о создании рабочей группы для урегулирования конфликта. В эту рабочую группу вошел сам глава города Александр Высокинский, депутаты Гордумы, члены Общественной палаты Екатеринбурга, председатель горизбиркома, председатель Свердловского отделения Союза архитекторов, два представителя от Епархии. От сообщества «Парки и скверы» в рабочую группу включили десять человек, при этом правом голоса будут обладать только пять.

За последнее время в мэрии Екатеринбурга проведено четыре заседания по вопросу строительства. Дважды собирался экспертный совет, а 3 и 10 июня прошли первые заседания рабочей группы. Все заседания транслировались в прямом эфире на сайте городской администрации. Представители “Парков и скверов” Дмитрий Москвин, Анна Балтина, Алексей Мосин и другие настаивают на исключении из шорт-листа любых парков и скверов, включая и сквер у театра драмы. В поддержку этой точки зрения 10 июня выступил также депутат Алексей Вихарев и глава горизбиркома Илья Захаров. Пока компромисса достичь не удалось.

Следующее заседание рабочей группы состоится примерно через 10 дней.

 

<b>Поделись в социальных сетях:</b>